Поиск
 
Навигация
ПОЛЕЗНО
Главная > Льюис Кэрролл. Приключения Алисы в стране чудес (пересказ Б. Заходера) > Глава II (в которой Алиса купается в слезах) (часть 4)

Глава II (в которой Алиса купается в слезах) (часть 4)

"Заговорить, что ли, с этой Мышью? Может, она мне чем-нибудь поможет? - подумала Алиса. - А уж говорить-то она, наверное, умеет - что тут такого, сегодня и не то бывало! Заговорю с ней - попытка не пытка". И она заговорила:

- О Мышь!

Вас, наверное, удивляет, почему Алиса заговорила так странно. Дело в том, что не знаю, как вам, а ей никогда раньше не приходилось беседовать с мышами, и она даже не знала, как позвать (или назвать) Мышь, чтобы та не обиделась. К счастью, она вспомнила, что ее брат как-то забыл на столе (случайно) старинную грамматику, и она (Алиса) заглянула туда (конечно, уж совершенно случайно) - и представляете, там как раз было написано, как нужно вежливо звать мышь! Да, да! Прямо так и было написано:

Именительный: кто? - Мышь.
Родительный: кого? - Мыши.
Дательный: кому? - Мыши.
А в конце:
Звательный: - О Мышь!

Какие могли быть после этого сомнения?

- О Мышь! - сказала Алиса. - Может быть, вы знаете, как отсюда выбраться? Я ужасно устала плавать в этом пруду, о Мышь!

Мышь взглянула на нее с любопытством и даже, показалось Алисе, подмигнула ей одним глазком, но ничего не сказала.

"Наверное, она не понимает по-нашему, - подумала Алиса. - А-а, я догадалась: это, наверное, французская мышь. Приплыла сюда с войсками Вильгельма Завоевателя!

Если вы, как и Алиса, тоже не особенно ясно помните "когда это случилось", внимательно рассмотрите картинку и не огорчайтесь. (А мышь в кольчуге художник, по-моему, нарисовал по ошибке!)

(Хотя Алиса, как видите, проявила обширные познания в истории, справедливости ради надо подчеркнуть, что она не слишком ясно представляла себе, когда что случилось.)

По-французски Алиса знала из всего учебника твердо только первую фразу и решила пустить ее в ход.

- Ou est ma chatte? - сказала она.

Мышь так и подпрыгнула в воде и задрожала всем телом.

И не удивительно, ведь Алиса сказала: "Где моя кошка?"

- Ой, простите! - поспешила извиниться Алиса, догадавшись, что огорчила бедную мышку. - Я просто как-то не подумала, что ведь вы не любите кошек.

- "Не любите кошек"! - передразнила Мышь пронзительным голосом - А ты бы их любила на моем месте?

- Наверное, наверное, нет, - примирительным тоном сказала Алиса. - Вы только не сердитесь! А все-таки я бы хотела познакомить вас с нашей Диночкой! Вот ручаюсь, если вы ее только увидите, вы сразу полюбите кошечек! Она такая ласковая, милая кисонька, - продолжала Алиса вспоминать вслух, не спеша подплывая к Мыши, - и она так приятно мурлычет у камина, и так хорошо умывается - и лапки, и мордочку моет; и она так уютно сидит на руках, и она вся такая мягонькая, пушистая - одно удовольствие, и она так здорово ловит мышей... Ой, простите меня, пожалуйста! - опять закричала Алиса, потому что Мышь вся ощетинилась, и уж тут не приходилось сомневаться, что она возмущена Алисиной бестактностью до глубины души. - Не будем больше о ней говорить, раз вам так неприятно, - смущенно пролепетала Алиса.

- Говорить? - с негодованием пискнула Мышь, задрожав до самого кончика хвоста. - Стала бы я говорить о таком неприличном предмете! Я и слышать об этом не желаю! В нашем семействе всегда терпеть не могли этих подлых, мерзких, вульгарных тварей! И прошу вас - больше ни слова!

- Не буду, не буду, - торопливо уверяла ее Алиса. - А вы... а вы любите... любите... собачек? - нашлась она наконец. Мышь не отвечала. Алиса сочла ее молчание за согласие и с воодушевлением продолжала:

- Вот и хорошо! Как раз около нас живет чудный песик, вот бы вам его показать! Представляете, хорошенький маленький терьерчик, глазки блестят, а шерстка - просто восторг! Длинная, шоколадная и вся вьется! И он умеет подавать поноску, и служить, и давать лапку, и чего-чего только не умеет, я даже не все помню! Его хозяин говорит, он бы с ним ни за какие тысячи не расстался - такой он умный и столько пользы приносит, он даже всех крыс переловил, не только мы... О господи, - сокрушенно перебила себя Алиса, - какая я бестактная девочка!

Несчастная Мышь тем временем уплывала от своей собеседницы что есть духу - только волны шли кругом.

- Мышенька, милая, хорошая, вернитесь! - умильным голосом закричала Алиса. - Честное-пречестное, больше ни слова не скажу ни про Кы, ни про Сы! Услыхав это обещание, мышь повернула и медленно поплыла обратно; мордочка у нее была довольно бледная ("Наверное, очень сердится", - подумала Алиса).

- Выйдем на сушу, дитя, - сказала Мышь еле слышным, дрожащим голосом, - и я расскажу тебе мою историю. Тогда ты поймешь, почему я ненавижу как Тех, так и Этих.

И в самом деле, давно было пора вылезать из воды: в пруду поднялась настоящая толкотня - столько туда свалилось разных птиц и зверей. Среди них оказались: Утка и Попугай, Стреляный Воробей и Орленок Цып-Цып, и даже вымершая птица Додо, он же Ископаемый Дронт. И кого там еще только не было!

Алиса поплыла первой; остальные потянулись за ней, и вскоре вся компания вылезла на берег.



 


Знаете ли Вы   //  21.05.2017

Кэролл никогда не скрывал своей привязанности к детям – напротив, он был предельно откровенен. Дети вырастали – и уходила привязанность. “Я думаю, наверное, в девяти случаях из десяти моя дружба с детьми терпела крушение в тот решающий момент, “когда ручеёк вливается в реку”, и мой недавно такой близкий друг превращался в ничем не примечательного знакомого, с которым не было никакого желания увидеться вновь”. Так произошло и с Алисой Лидделл: его нежное чувство к ней круто пошло на убыль после публикации книги и совершенно иссякло, когда она вышла замуж.


Льюис Кэррол - Алиса в Стране Чудес © 2007-2017