Поиск
 
Навигация
ПОЛЕЗНО
Главная > Льюис Кэрролл. Приключения Алисы в стране чудес (пересказ Б. Заходера) > Глава XI (в которой выясняется, кто стащил пирожки) (часть 3)

Глава XI (в которой выясняется, кто стащил пирожки) (часть 3)

Тут Королева надела очки и пристально посмотрела на Шляпу, который под ее взглядом побледнел и стал корчиться, как жук на булавке.

- Свидетель, давайте показания, - сказал Король, - и не волнуйтесь, не то я велю казнить вас на месте.

Но, кажется, слова Короля не очень помогли бедному Шляпе справиться с волнением: он продолжал переминаться с ноги на ногу, опасливо поглядывая на Королеву, и с перепугу откусил даже порядочный кусок чашки вместо бутерброда.

Как раз в эту минуту Алиса почувствовала, что в ней происходит что-то странное. Сперва она никак не могла понять, в чем дело, но в конце концов догадалась: она опять начала расти! Она было хотела встать и уйти из зала, но потом передумала и решила остаться, пока сможет тут помещаться.

- Перестань меня давить! - сказала ей Соня (они сидели рядом).- Мне уже дышать нечем.

- Не могу перестать! - виновато сказала Алиса. - Я расту!

- Не имеешь права тут расти! - сказала Соня.

- Что за глупости, - сказала Алиса уже не так виновато. - Ты ведь тоже растешь!

- Мало ли что! Я расту как все, прилично, - сказала Соня. - А ты безобразничаешь!

Она встала с очень обиженным видом и ушла в самый дальний конец зала. Королева все это время не сводила сурового взгляда со Шляпы, и как раз, когда Соня пересаживалась, она сказала кому-то из судейских чинов:

- Принесите-ка мне программу последнего концерта!

При этих словах злосчастный Шляпа так затрясся, что ботинки сами собой слетели у него с ног.

- Свидетель, давайте показания! - повторил Король гневно. - Иначе я велю вас казнить, можете не волноваться!

- Я человек маленький, ваше величество, - начал Шляпа. Голос его дрожал и прерывался. - И не успел я сесть попить чайку, а масло - оно кусается, да и хлеб тоже, опять же крокодильчики, качая...

- Что качая? - с изумлением спросил Король.

- Начинается с чая, - сказал Шляпа. - Опять же...

- "Качая" кончается с "чая", а не начинается! - возмутился Король. - Вы меня за дурака принимаете? Продолжайте!

- Я человек маленький, - продолжал Шляпа, - и потом все стало качаться, а Очумелый Заяц и говорит-с...

- Не было этого! - немедленно перебил Заяц.

- Было-с- сказал Шляпа.

- Отказываюсь! - сказал Заяц.

- Он отказывается от своих слов, - сказал Король. - Оставь его в покое и иди дальше.

- Ну, во всяком случае. Соня и говорит-с...- Тут Шляпа тревожно оглянулся на Соню: не будет ли она отказываться от своих слов, но Соня ни от чего не отказывалась - она спала как убитая.

- Дальше? Дальше, - продолжал Шляпа, - намазал я себе бутерброд-с...

- А что же Соня сказала? - спросил кто-то из присяжных.

- Того не упомню-с! - сказал Шляпа.

- Обязаны упоминать, - заметил Король, - иначе будете казнены!

Бедняга свидетель выронил чашку, бутерброд и сам упал - упал на колени.

- Я человек маленький, ваше величество-с, - опять начал он.

- Сам вижу, что не великий... не великий мастер говорить! - сказал Король.



 


Знаете ли Вы   //  21.05.2017

Кэролл никогда не скрывал своей привязанности к детям – напротив, он был предельно откровенен. Дети вырастали – и уходила привязанность. “Я думаю, наверное, в девяти случаях из десяти моя дружба с детьми терпела крушение в тот решающий момент, “когда ручеёк вливается в реку”, и мой недавно такой близкий друг превращался в ничем не примечательного знакомого, с которым не было никакого желания увидеться вновь”. Так произошло и с Алисой Лидделл: его нежное чувство к ней круто пошло на убыль после публикации книги и совершенно иссякло, когда она вышла замуж.


Льюис Кэррол - Алиса в Стране Чудес © 2007-2017